Ошибка
  • JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 344
Четверг, 28 Май 2020 01:23

COVID-19: Прогнозы в нынешней пандемии — дело пустое

Модель моделей распространения коронавируса в России создали учёные лаборатории биоинформатики новосибирского федерального исследовательского центра «Институт вычислительных технологий» (ФИЦ ИВТ). Её отличие от множества других в том, что основывается она на всех ранее построенных системах прогнозирования, каждая из которых использовала в расчетах лишь часть показателей.

Об этом сообщает Звёздный клуб

У сибиряков модель включает, во-первых, информацию о взаимодействии вируса и клетки, его распространения в организме и возникновению иммунного ответа.

Во-вторых, данные всех групп — бессимптомных, прошедших и не прошедших тестирование на COVID-19, с тяжелым течением болезни и осложнениями, диагностированных как больные с пневмонией, и другие.

В-третьих, оценки воздействия пандемии на экономику, а также модули реагирования системы здравоохранения и органов власти. Словом, мегамодель.

Для текущей ситуации в нашей стране, где заждались обещанного Минздравом РФ на май плато, она может стать, как считается, подспорьем тому же Министерству здравоохранения, для понимания того, как дальше всё будет развиваться. Причём, не только «в общем и целом», но конкретно по каждому региону. А они имеют свою специфику. Что хорошо видно уже по тому, где и сколько инфицированных, выздоровевших.

Пока мы все не теряем надежды на скорое плато, а там и на спад эпидемии, специалисты заговорили о второй её волне. Если верить Роспотребнадзору, её вероятность весьма высока в октябре-ноябре, при наступлении прохладной и дождливой погоды, при возвращении на места учебы или работы после летних каникул наших граждан.

Интересно, а там, где дожди летом дело обычное — ливневые, моросяще-надоедливые, сутками не прекращающиеся — «волны», что ли, будут накатывать одна за другой без остановки? Медики на этот вопрос отвечают уклончиво. Мол, давайте подождем, посмотрим…

Новосибирские учёные более конкретны. С погодой они не замарачиваются. Есть, говорят, чёткая зависимость снижения скорости распространения инфекции от уменьшения суммы перемещений людей, в частности, после введения локдауна (карантина). Отсюда, что называется, и надо «плясать». Действительно, если посмотреть на тройку регионов — «лидеров» по численности зараженных, то она с апреля практически неизменна: Москва, Московская область, Петербург. В том же порядке они и на непочетных первых местах в индексе самоизоляции. Как тут не вспомнить Китай или Индию, где населению категорически запретили покидать свои дома под страхом, что там штрафа — тюремного заключения! И вот у них там уже привычная повседневная жизнь…

Вернемся, однако, к современным математическим моделям прогнозирования. Разрабатывают их во многих научно-исследовательских центрах мира. Самой известной на сегодня является модель SEIR. Она давно стала инструментом для прогнозирования эпидемий и мер, необходимых для их подавления. Специально «под коронавирус» её доработали сотрудники швейцарского университета в Базеле. Расчеты по этому варианту SEIR использовались в частности, при принятии решения о введении ограничительных мер в штате Иллинойс и в его крупнейшем городе Чикаго. Что, заметим, незначительно, но всё-таки помогло чикагцам избежать участи соотечественников из Нью-Йорка, где смертность от COVID-19 просто зашкаливает.

Но у России, известно, свой путь. И — свои, приближенные к национальной специфике математические прогнозы. В петербургском Университете ИТМО, например, разработали эпидемиологические модели с более чем двадцатью состояниями, учитывающими разнообразие структуры социальных контактов. При этом, как признается директор мегафакультета трансляционных информационных технологий ИТМО, известный специалист в области суперкомпьютерного моделирования критических явлений в сложных социальных системах Александр Бухановский, «любая математическая модель — это абстракция, лишь отчасти отражающая свойства объектов реального мира».

С ним согласны коллеги из Центра национальной технологической инициативы «Новые производственные технологии» Петербургского государственного политехнического университета. «В ситуации с COVID-19 возможности методов измерения и сбора данных ограничены, — констатирует руководитель данного центра Алексей Боровков. — Пока все они укладываются в достаточно широкий вероятностный интервал. Потому говорить о прогностической эффективности той или иной модели можно только по истечении определенного времени».

А что думают об этом те, кто на передней линии борьбы с заразой — медики? Есть ли у них своя метода расчетов подъёма и спада эпидемии? Об этом корреспондент «СП» поговорила с известным в городе на Неве инфекционистом, кандидатом медицинских наук, ведущим научным сотрудником НИИ гриппа Иваном Токиным.

«СП»: — Объясните, пожалуйста, почему за первой волной эпидемии непременно должна последовать вторая? Что мешает изгнать кови-заразу сразу и навсегда?

А кто вам сказал, что вторая волна обязательно должна быть? Совсем нет. О каких-то линейных графиках «волн» я не слышал. По-разному складываются обычно ситуации с эпидемиями. Есть научная теория, предполагающая возврат той или ной серьёзной вирусной инфекции на место своего преступления. Но она основана на информации о не долеченных больных, необоснованно рано отмененного карантина и т. д. В истории пандемий подобных примеров хватает. Но теория не всегда подтверждается на практике. Все зависит от ситуации в конкретном месте. В случае с коронавирусом, могу предположить, что «волны» его в России если и будут накатывать, то неравномерно. Где небольшое число инфицированных их, скорей всего, не стоит опасаться.

«СП»: — А как быть с соседями? Скажем, в Петербурге заболеваемость по-прежнему высокая, растёт число умерших, в том числе, среди врачей. А в соседней Ленобласти ситуацию удалось стабилизировать, она там на порядок лучше. Но потенциальные разносчики инфекции — люди — постоянно курсируют туда-сюда…

Насколько я знаю, есть договоренность между руководством Питера и Ленобласти о контроле за перемещением, об ограничении социальных контактов. Как это будет исполняться, такой результат и получим «на выходе». Просчитать загодя не представляется возможным.

«СП»: — Я правильно поняла — вы не особо верите математическим моделям прогнозов?

— Немалое количество выводов в них всё-таки случайное. Регистрируются не только инфицированные люди, но и число тех, кто реально заболел. Но есть ещё не протестированные потенциальные носители. Они не учитываются. Что объяснимо: Россия — не Монако. Всех и сразу наших жителей просто нереально проверить на наличие у них скрытой инфекции. Да и результаты приходят далеко не сразу. К тому же, ситуация очень быстро меняется. Каждую неделю появляются какие-то новые факторы, влияющие на ход эпидемии.

Стало быть, и расчеты нужно оперативно пересматривать. А нам предлагают те, что на месяц-два-три вперед. Почему, к примеру, самая пандемичная у нас Москва? Потому что туда прибыло больше всего людей из-за границы, где вирус уже бушевал. И, кстати, продолжает пребывать. Кто-то ответственно отправляется на самоизоляцию. А кто-то игнорирует это требования. Человеческий фактор! Модели учитывают это? Вряд ли. Потому что данный фактор непредсказуем. Другое дело глобальные расчеты. Они дают общее представление об опасности пандемии, подвигая специалистов к определенным действиям. Но и не более того.

Лично я, как и многие мои коллеги, больше доверяем собственной интуиции, а также опыту. Опыт подсказывает: быстро такие вещи, как нынешняя эпидемия, не заканчиваются. Но и оснований для паники я не вижу. Болезнь будет ослабевать, и численность ею заразившихся, спадать. А там, глядишь, и вакцина против кови появится.


Коронавирус: Люди Билла Гейтса нашли спасение от коронавируса

Охрана здоровья: Смогут ли рожать женщины, переболевшие коронавирусом



Источник: “https://svpressa.ru/society/article/266253/”

Оставить комментарий

Разное