Пятница, 23 Февраль 2018 12:11

Битый небитого везет: с Григорьева Александра спрашивают по долгам Парамонова Михаила

Факт того, что положение дел в банке «Донинвест» в июне 2014 года, когда в него пришел Александр Григорьев, было критическим, подтверждается документально. Сюда входят и предписания ЦБ России, и показания руководства и сотрудников Южного главного управления Центрального банка РФ.

Одной ногой «Донинвест» банкрот, и даже на его корреспондентском счете денег хватило бы только на пару-тройку недель.

Несколькими годами ранее «Донинвест» выдал кредитных денег на сумму более 1 миллиарда рублей организациям, большинство из которых принадлежало Михаилу Парамонову. Владелец банка кредитовал сам себя, а точнее, направил на счета подконтрольных фирм. Проверка, проведенная летом 2014 года, подтверждает данные обстоятельства.

В материалах дела содержатся также показания лиц, проводивших независимую проверку «Донинвеста» весной 2014 года, которые подтвердили вышеизложенное.

Однако, все те сведения, что вступают в конфликт с версией следствия, были им проигнорированы. Тем не менее, состояние банка, который достался Александру Григорьеву, отражено в материалах уголовного дела.

Михаил Парамонов осознавал, что при банкротстве «Донинвеста» на поверхности окажутся все выданные им самому себе кредиты, и это не сулило ничего хорошего. А потому он принял решение об экстренной продаже банка. Проработав рука об руку с Парамоновым более 20 лет, Калитванская и Гуленкова, будучи, соответственно, председателем правления банка и ее заместителем, также понимали, что им грозит ответственность за ранее утвержденные фирмам Парамонова кредиты. Помимо «Донинвеста», компании его экс-собственника задолжали свыше 20 млрд. рублей банкам «ВТБ», «Сбербанку» и другим кредитным учреждениям. Сам Парамонов по сей день проживает где-то на территории Европы, и возвращаться, видимо, не собирается. Его доверенные приступили к поискам покупателя на практически разваленный банк, и нашли его, Григорьева! В конечном итоге новоиспеченный банкир остался крайним в том, к чему совершенно никакого отношения не имеет.

Весной 2014 года Григорьев и Парамонов встречаются, благодаря усилиям Калитванской, и заключают соглашение относительно купли-продажи банка. Стороны договорились о том, что Григорьев перечислит более 350 млн. рублей «Донинвесту», становясь за эти деньги владельцем 100% акций банка, а Парамонов, получив деньги, частично погашает долги своих компаний (оставшиеся долги гасит за свой счет) и довносит залоги по собственным долговым обязательствам.

Впоследствии оказалось, что Парамонов не планировал исполнять взятые на себя обязательства, особенно с учетом того, что смогли Калитванская и Гуленкова сделать за спиной Григорьева. Поскольку в Ростов-на-Дону Григорьев Александр Юрьевич особой возможности приезжать не имел, он поручил вести дела Григорию Ивановичу Кулеше, своему знакомому, который и убедил бизнесмена в целесообразности покупки банка. Оказанное Григорьевым доверие Кулеша променял на рокировку заемщиков «Донинвеста», проведенную в компании с его руководством. До того самого момента должниками банка «Донинвест» являлись фирмы Парамонова, и уже после нее на их месте оказались однодневки, даже не имеющие залогового имущества. Произошла «переупаковка» кредитов, в результате которой Александру Григорьеву достался разоренный банк. Григорий Кулеша принимал непосредственное участие в этой вопиющей афере, и активно содействовал Калитванской и Гуленковой в ее реализации. Он, к слову, и меморандум между Парамоновым и Григорьевым подготовил, а потом, посредством своего окружения, подыскал фиктивные организации, которыми и заменили парамоновских должников. Конечно же, все это было не безвозмездно, а за определенный процент. Заменили компании просто: одна из фиктивных организаций через другие некую сумму порядка 20-30 млн. рублей переводила на счет компании Михаила Парамонова, и ею эта сумма перечислялась в счет погашения ранее полученного кредита. Далее эта же сумма выдавалась в качестве кредита новой фирме, но уже фиктивной, тогда как залоговое имущество старого должника уже было избавлено от обременений.

Южное главное управление ЦБ РФ уже указывало на то, что в банке «Донинвест» производятся операции, похожие на «перекредитовку», однако Калитванская и Гуленкова все отрицали, и, напротив, обещали перспективное развитие банка. Тем не менее, ЦБ РФ не стерпел наглости руководства «Донинвеста», а потому в октябре 2014 года он лишился лицензии.

Григорьеву в качестве оправдания Кулеша и руководство банка пояснили, что сейчас многие банки закрываются, времена не простые… Все те деньги, что Александр Юрьевич Григорьев инвестировал в банк весной-летом 2014 года, в большей мере оказались выданы вкладчикам, остальные просто пропали. Конечно, вложенную сумму возможности вернуть не было. В 2015 году Калитванская и Гуленкова оказались под арестом по подозрению в мошенничестве, позже к ним присоединился и Григорий Кулеша.

Именно тогда Григорьев Александр Юрьевич понял, что его обманули по полной программе, и, понимая, что финансы уже утрачены безвозвратно, решил, что хоть наказание постигнет виновных. Защита предпринимателя посетила следователя с предложением дачи Григорьевым показаний в рамках расследования, однако, следователь сообщил, что к нему вопросов не имеется.

То, что произошло дальше, оказалось неожиданностью для всех. Следствие кардинально меняет свой ход, и Григорий Иванович Кулеша начинает свидетельствовать против Александра Юрьевича Григорьева. Грамотный подход следователей к допросу Кулеши привел к тому, что он обвинил банкира в том, что делал сам. Кулеша в обмен на свободу поведал все, что знал, о делах Калитванской, Гуленковой и начальнике кредитного отдела Арбузовой, заменив себя в истории с «переупаковкой» кредитов Григорьевым. В результате Григорьев 30.10.2015 года оказывается под арестом, и экстренно переправляется самолетом из Москвы в Ростов-на-Дону. Тут же СМИ раструбили дезинформацию о том, что задержан обнальщик, сумевший из страны вывести 50 миллиардов долларов. Сумма просто заоблачная! Зато читающие СМИ общественность, следствие, судьи приняли фальсификацию, с чем и связано их предвзятое отношение к Александру Григорьеву.

Обвинение настаивает, что Григорьев похитил из банка «Донинвест» 200 млн. рублей, но в чем смысл, если он вложил в него более 350 млн. рублей? Всеми доказательствами вины Григорьева стал лишь оговор Григория Кулеши. Так просто. Можно усомниться в подобном развитии событий, но все это отражено в материалах уголовного дела.

Александр Юрьевич Григорьев не раз взывал к здравомыслию следователей, ведь их позиция говорит о том, что бизнесмен сознательно вредил сам себе. Более года настойчивых требований и заявленных от имени Григорьева ходатайств привели-таки к назначению финансово-экономической экспертизы, которая и должна была пролить свет на все темные уголки данного уголовного дела. Результатов экспертизы не увидел никто, кроме следователя, который не счел их нужными! Документ, по всей видимости, шел вразрез с заданным следствию направлением, и на все жалобы и ходатайства в ответ сообщалось, что экспертиза не нужна.

Крайне сложно представить себе даже обывателю, как выяснение обстоятельств данного уголовного дела в полной мере возможно, минуя проведение финансовых экспертиз. При этом за какие-то 6 дней обвинение было утверждено прокурором. 260 томов дела он смог за 6 дней прочесть! А если попробовать посчитать, то выходит, что такое возможно, если изучать примерно по 10 листов в минуту.

В отношении Кулеши дело быстренько оказалось выделено в отдельное с одним только эпизодом, за что тот получает условное осуждение на 5 лет только за 1 день суда.

Личность оказалась достаточно важной для обвинения, и потому с начала 2016 года Кулеша на свободе. Речь идет об обвинении в организации преступного сообщества или участии в нем, а ведь это до 20 лет срока в колонии строгого режима. «Чистосердечное» признание, скорее, сделало свое дело совместно со вбросом против Григорьева по поводу обнала.

Если задаться вопросом о том, кто и какую выгоду получил от «переупаковки» кредитов в банке «Донинвест», то ответ на него напрашивается сам собой. Все, кроме правоохранительных органов, разглядели истину. Не рассматривается тот период, пока банком владел прежний собственник, зато последним 3-4 месяцам деятельности «Донинвеста» уделено чрезмерное внимание.

Судья Строков, слушающий дело по существу в Ленинском районе Ростова-на-Дону, приступил к обязанностям, сразу отклонив пару десятков ходатайств, которые были заявлены стороной подсудимых.

Прокурорские ходатайства в полном объеме Строковым удовлетворены. Предвзятое отношение суда налицо. Прямые заказчики дела ясны, но, вероятно, они имеют какую-то поддержку свыше, если задуманное ими осуществляется настолько гладко.

Оставить комментарий

Разное